блог

Люди театра. Олег Лоевский

Первый пост в моём блоге не про место или событие, а про человека. Собственно, выбрал несколько отрывков из различных статей и заметок с театроведом Олегом Лоевским, повставлял своих картинок, и получился пост в стиле эсквайровских правил жизни. Все источники текстов указаны. Даты статей обозначены. Фотографии сделаны мной на фестивалях театров малых городов России (ФТМГР) в 2018, 2019 и 2021 годах, а также на театральной лаборатории в Таганроге конца лета 2018 года. Решил собрать эту подборку по той причине, что бесконечно рад хоть и небольшому, но всё же знакомству с Олегом.

Олег Лоевский
Фото: обсуждение эскизной работы на театральной лаборатории в Таганроге, 2018/IX.

 

* * *

«Коротко о себе. Я сорок с лишним лет работаю в репертуарном театре. Я ненавижу эту систему, рабскую во многих отношениях, но прекрасно понимаю, что исчезни она, появится серьёзная угроза исчезновения театра вообще. Поэтому я многие годы борюсь с этой системой, но так, чтобы она изменилась изнутри, а не почила в бозе. Для этого есть много путей, но один из важнейших – это современная драматургия, и, читая десятки, сотни пьес, я ищу те, которые нарушают канон обычного репертуарного выбора, но при этом могут быть показаны в большом доме с колоннами, постепенно расшатывая эти колонны и подтачивая сознание зрителя, пришедшего в театр за развлечением.»

2018 lubimovka.ru

* * *

Олег Лоевский
Фото: перед обсуждением просмотренных спектаклей на ФТМГР. Камышин, 2019/V-24

 

* * *

«Когда-то, в молодые годы, для меня стало открытием, что Малевич был замечательным рисовальщиком. И этот замечательный рисовальщик с академическим рисунком вдруг стал серьезным автором достаточно серьезной картинки про квадрат.

К чему я веду: тот путь, который молодые режиссеры проходят через театр жизнеподобия, через учительский театр, на самом деле чрезвычайно важен. Чтобы развалить все на свете, нужно первым делом научиться рисовать по школе. Проблема заключается не в том, что молодые режиссеры пока ничего не развалили (хотя мне хотелось бы, чтобы развалили), а в том, что они по школе рисуют плохо.

И еще одно — то, о чем я молчал на обсуждениях. Смущает, что ставят как будто не про себя. Не из своей жизни. Как будто они уже внутренне поделили: театр, сцена — это одна история, а я, моя жизнь, мое мировоззрение, среда — это другая история. И поэтому театр для них — это такая работа. Пришел на работу — поставил спектакль, пришел с работы — для души посмотрел телевизор. Но в основе режиссерской профессии, помимо всех навыков, лежит мировоззрение относительно сегодняшнего дня. Самая важная категория, с которой вступает во взаимоотношения режиссер, — время. Сегодняшнего времени в большинстве спектаклей не видно.

Конечно же, вам надо больше ставить, надо ездить — все это достигается упражнениями. Ведь у вас впереди — полный ужас. Театр со своими жесткими требованиями, репертуарной политикой, необходимостью ставить Рея Куни, детские сказки будет вас потрошить насмерть. Вас станут ломать артисты, которые хотят от театра привычного, вас будут изводить директора, которым нужно собрать кассу или ничего не нужно вообще. Вас ждет больше темное будущее, и вы должны быть к этому готовы.

Самый положительный момент лаборатории — это то, что вы сумели собрать команду, удержать ее и довести работу до конца. Вы проявили первые бойцовские качества, а это уже не мало. Дальше надо переходить к вещам более сложным. В вашей профессии этим попыткам нет предела.»

2010 ptj.spb.ru

* * *

Олег ЛоевскийОлег Лоевский
Фото: посещение текстильного предприятия и стеклотарного завода. Камышин, 2019/V-24

 

Олег ЛоевскийОлег Лоевский

* * *

Марина Дмитревская: Хорошо, а вы понимаете ценности поколения, которое молодо сейчас? Что за ценности в актуальной драматургии?

О. Л.: Понимаешь, Марина, у меня одна простая мысль. Очень часто многие люди живут в том времени, в котором им было очень хорошо и очень понятно. И люди там остаются. Существуют в этой жизни, но рассматривают все, что происходит, — оттуда. И выстраивают свою жизнь так, чтобы остаться в том времени. Либо придумывают баррикады, либо сохраняют тот самый рок-н-ролл… Продвигаться по времени ужасно сложно. Это сложность разного порядка. Во-первых, страшно остаться в том времени. Во-вторых, страшно бежать впереди паровоза и превратиться в такого американского профессора-левака, который готов принять все и вся: и мат, и убийство, и любое разрушение. У меня лично нет страха, а есть огромное желание разобраться в том, что появляется как театральный текст — будь то пьеса или спектакль. Если неблизкое мне высказывание возникло, мне интересно понять — откуда оно? Что происходит? Я уверен, что в нашем сознании эта пресловутая исповедальность все равно всегда превалирует, на этом замешано русское искусство, и мне интересно, что происходит с современным человеком, даже с «актуальным» человеком, интересно даже то, как и где он прикидывается, пытаясь быть и Лебядкиным, и Рогожиным.

Марина Тимашева: Если мужчина в тридцать лет является подростком — это абсолютно инфантильная личность. Почему я должна в таком случае знакомиться с его манифестами, взглядами на жизнь? Взрослые дядьки…

О. Л.: Ты хочешь судить, а я хочу понять, что происходит. Это поколение, это люди!

2003 ptj.spb.ru

* * *

Олег Лоевский и Евгений Марчелли
Фото: Олег Лоевский и Евгений Марчелли на ФТМГР. Камышин, 2019/V

 

* * *

Надежда Стоева: Отличаются ли ученики разных школ, разных мастеров?

О. Л.: Я не знаю. Школа — это навык, а режиссер — это мировоззрение.

2009 ptj.spb.ru

* * *

Олег Лоевский

* * *

«Глобальный смысл всех лабораторий — это тотальный театр. Я хочу, чтобы театр был везде и всегда, чтобы была бесконечная театрализация мира. Потому что весь мир бессмысленен, а театр — единственная осмысленная вещь.

Будущего нет ни у кого. Впереди только смерть. У меня нет ощущения будущего. Во-первых, мне много лет, а во-вторых, мне неинтересно будущее, мне интересно настоящее. Я человек реальности, и фестиваль у меня называется «Реальный театр». Мне интересен сегодняшний день. Мало людей взаимодействует с реальностью: кто-то в прошлом, кто-то в будущем, а кто-то в космосе. Все хотят сказок, других миров, иллюзий, только не реальности.»

2015 ptj.spb.ru

* * *

Олег Лоевский и Жанна Зарецкая
Фото: Жанна Зарецкая и Олег Лоевский на ФТМГР. Новороссийск, 2018.

 

Олег ЛоевскийОлег Лоевский
Фото: обсуждение эскизной работы Г. Цнобиладзе. Таганрог, сентябрь 2018.

 

* * *

Марина Дмитревская: А чем вообще можно оживить театр?

О. Л.: Разного рода лабораториями. Такими, какие делаю я. Нужны и такие, какие делают Саша Вислов, Лена Ковальская, Саша Денисова, Милена Авимская. И еще: театр должен выйти за пределы своего здания. Он должен работать в школах, больницах, осуществлять социальные проекты. Но для этого прежде всего должно поменяться косное театральное мышление. Должно исчезнуть высокомерие по отношению к зрителю: «Мы такие интересные, мы такие важные. Придите и смотрите, как мы играем Рэя Куни».

К тому же я просто хочу заниматься современной драматургией, потому что хочу сталкивать человека с реальностью.

М. Д.: У тебя нет ощущения, что лабораторный процесс устал?

О. Л.: Стоит чему-либо появиться, как какой-нибудь важный критик обязательно скажет, что это уже надоело. Мне кажется, он еще и не начался. Есть театры, в которых лаборатории прошли уже по несколько раз, и они хотят заниматься этим снова и снова. Лаборатория не мешает так называемой текущей работе, а, наоборот, разминает артистов, избавляет от безделья. Но таких театров немного. Я бы хотел, чтобы в каждом театре России раз в месяц проходила лаборатория, делались читки, а не только ставилось три-четыре спектакля в сезон, а все остальное время большая часть артистов была занята халтурами и ленью.

Я всегда говорил и повторяю, что лабораторное движение должно существовать без лидера, театры должны затевать что-то внутри самих себя, потому что это выгодно, это минимальные бюджеты, это опирается на один мой любимый посыл: артист должен играть.

И у актеров, и у директоров театра есть некий штамп восприятия современной драматургии: это мат и чернуха. Мало того, был замечательный пример, когда в Челябинске артист пришел, бросил на стол директору пьесу и сказал: «Я не буду участвовать в репетиции пьесы с ненормативной лексикой, эти люди возят мат, это бескультурье» и так далее. Это был «Оркестр Титаник» Христо Бойчева, где нет ни одного нецензурного слова, это классически написанная пьеса. Просто есть некий жупел — «современная драматургия», люди хватаются за него и врут. Как выяснилось, артисту просто нужно было идти на халтуру.

Для меня эскиз — не некий этап к спектаклю, а та очистительная клизма, которую получает театр. Я это видел, и я в это верю.

М. Д.: Полезный стресс?

О. Л.: Особенно для актеров, которые по-другому смотрят на себя и друг на друга. Мало того, происходит сплочение актеров, которые разрознены. И к спектаклю это имеет косвенное отношение. Закон появления спектакля трудно вычислить, из тех спектаклей, которые я видел после эскизов, есть разочарования, а есть очарования. В каждом частном случае причину можно понять, а закон вывести сложно.

М. Д.: Все мы ратуем за расшатывание косной театральной системы со всеми ее штампами. И лабораторное движение — несомненная прививка. С другой стороны, мы живем на такой расшатанной земле и в такой расшатанной стране, что я понимаю зрителей, которые хотят прийти в театр и увидеть то, что видели их отцы и деды, а не упражнения очередного молодого малокультурного режиссера. Это их право, между прочим, и это проблема.

О. Л.: Абсолютно с тобой согласен, зритель хочет того, что он знает. А зрителя надо перевербовать. Это в меньшей степени рассчитано на большие сцены, мы работаем с малыми пространствами и ищем возможность привлечь молодого зрителя, которому не нужно ни привычное, ни непривычное — он вообще не ходит в театр.

2012 ptj.spb.ru

* * *

Олег ЛоевскийОлег Лоевский
Фото: обсуждение просмотренных спектаклей на ФТМГР. Камышин, 2019/V-27

 

Олег ЛоевскийОлег Лоевский
Фото: обсуждение просмотренных спектаклей на ФТМГР. Набережные челны, 2021/VI

 

* * *

Готовясь к 15-летию «Петербургского театрального журнала», мы задавали всем один и тот же вопрос: «Как изменилась наша социокультурная ситуация за эти годы? Что безвозвратно утеряно, что приобретено?» И они отвечали.

О. Л.: Пятнадцать лет назад казалось, что надежды нет, а сейчас кажется, что ее нет совсем. Это означает, что все движется и жизнь продолжается.

2007 ptj.spb.ru

* * *

Олег Лоевский

* * *

«Я – счастливый человек, я делаю то, что хочу. Я когда-то понял, что твоя жизнь – это твой проект, и если ты не будешь заниматься своим проектом, ты попадешь в чужой проект, и твоя жизнь станет частью чужой истории. А там не удивляйся, потому что в чужой истории тебя могут не посчитать, поменять твою роль. Поэтому надо делать свою жизнь так, как ты ее задумал. Если ошибешься – твоя ошибка, с собой разбирайся. Я в последние лет семь выстроил по такому принципу всё происходящее вокруг меня: я за все несу какую-то ответственность, иногда большую, иногда маленькую, но это все придумал я. Моя жизнь придумана мной, больше никем.»

2017 культура.екатеринбург.рф

* * *

Олег Лоевский
Фотография сделана в окончании фильма Резо Габриадзе «Знаешь, мама, где я был?» в кинотеатре города Камышина на показе в рамках XVII фестиваля театров малых городов России. 2019/V-27

 

И предлагаю к просмотру несколько видео с Олегом Семёновичем:

  1. небольшое интервью для телевизора 2016.3.3;
  2. полуторачасовая беседа от 2012.12.18;
  3. разговор со стуентами от 2019.2.2.